Хозяева «Трансаэро» попались на махинациях?

От имени депутата Дмитрия Ушакова в Следственный комитет пришло письмо, в котором представлены данные о том, что авиакомпания «Трансаэро» могла несколько лет преднамеренно вводить банки и надзорные органы в заблуждение, манипулируя своей отчетностью при получении кредитов и госгарантий.

«На основании изложенного прошу Вас, уважаемый Александр Иванович, проверить изложенные в настоящем депутатском запросе факты и дать правовую оценку… действиям менеджмента ОАО «АК «Трасаэро» на наличие признаков мошенничестве либо намеренного введения в заблуждение менеджментом ОАО «АК «Трансаэро» кредиторов и надзорных органов (Росавиация, Минтранс и др.), возможном сговоре между ОАО «АК «Трансаэро» и банками-кредиторами на получение необеспеченных кредитов, либо о преднамеренном доведении до банкротства ОАО «АК «Трансаэро», — написал парламентарий Ушаков.

Ушаков уверен, что финансовые проблемы у авиакомпании возникли гораздо раньше, чем в 2015 году. «Народный избранник» выделил три ключевых момента, которые могут указывать на мошенничество компании: постоянная переоценка бренда компании, с помощью которой скрывались масштабные убытки и дефицит собственного капитала; нарушение правил бухгалтерского учета; пересчет финансовых показателей за предыдущие отчетные периоды вразрез с правилами МСФО (международные стандарты финотчетности), таким образом, чтобы они играли на руку авиакомпании.

Напомним, с 2010 по 2014 годы стоимость бренда «Трансаэро» увеличилась более чем в 94 раза, с 650 млн рублей до 61,3 млрд рублей. Это абсолютный рекорд среди российских компаний, отмечается в запросе.

Кстати, в 2010 году генеральный директор компании Ольга Плешакова была заподозрена в сокрытии (в искажении) истинных данных о размерах капитализации компании. В 2010 году госпожа Плешакова заявила, что стоимость «Трансаэро» составляет 1,2 миллиарда долларов. Аналитики тотчас отметили, что на «Трансаэро» в ноябре 2010 года висел долг более чем в 1 миллиард долларов. Получается, что если бы долга не было, то компания «весила» бы уже 2,2 млрд долларов. А это и вовсе из области фантастики.

А в прошлом году, произошел наиболее существенный скачок в стоимости нематериальных активов, с 2,1 млрд до 61,3 млрд рублей. В аудиторском заключении к отчетности «РСМ Русь» снова отмечает, что аудитор «не получил достаточных аудиторских доказательств того, что указанная выше стоимость соответствует принципам определения справедливой стоимости нематериальных активов».

Данное повышение стоимости бренда компании выглядит как способ замаскировать убытки, следует из запроса, «переоценка не соответствует требованиям действующего законодательства».

Получается, совокупный финансовый результат периода (за 2014 год) вместо 44,65 млрд рублей, без переоценки стоимости брэнда «Трансаэро», составил бы «44,65-59,14 = -14,49 млрд рублей», то есть убыток в сумме 14,49 млрд рублей.

В декабре прошлого года компания «Трансаэро» обратилась в правительство РФ за помощью, ссылаясь на возможный срыв новогодней программы полетов. Но в мае этого года «Трансаэро», закончив год с убытками (14 млрд руб) и долгами, «увеличила» свою стоимость в 30 раз (до 61,2 млрд руб.) — за счет резерва переоценки капитал «Трансаэро» стал положительным.

Благодаря «резерву» переоценки на 78,1 млрд рублей капитал «Трансаэро» стал положительным, достигнув 33,4 млрд рублей (в 2013 и 2012 годах он был отрицательным – 19,7 млрд и 7,8 млрд руб. соответственно). Получается, руководство наняло «независимого эксперта», который написал «правильный отчет».

На связи с МАК

Нужно отметить, что манипуляции с международной отчетностью могут выглядеть вполне логично. Ведь у «Трансаэро» были и влиятельные союзники. Например, на сторону «Трансаэро» встал и Межгосударственный авиационный комитет (МАК), который при всех этих очевидных недочетах (а иногда и грубых нарушений в обслуживании и эксплуатации самолетов) всегда дает «Трансаэро» сертификат эксплуатанта.

Дело в том, что Татьяна Анодина, возглавляющая МАК, на тот момент являлась акционером «Трансаэро» и свекровью главы этой компании Ольги Плешаковой. Таким образом, госпожа Анодина фактически действовала в интересах «Трансаэро»! Кстати, МАК (межгосударственный авиационный комитет) сообщил после последней авиакатастрофы в Казани, что не существует прямой зависимости между катастрофами воздушных судов и их возрастом.

Тут стоит вспомнить, что Ольга Плешакова почти сразу после сделки покинула пост гендиректора авиакомпании. А позднее госпожа Плешакова избавилась и от акций «Трансаэро».

Некогда самая большая частная авиакомпания России «Трансаэро», долги которой достигли 260 млрд руб., «ушла» в банкротскую безызвестность. Но вопросы теперь возникнут к уже экс-владельцам компании Плешаковым и банкам, которые, по предварительным данным, были в сговоре. Крушение такого авиагиганта чревато значительными посадками.

 

Исnочник: The Morning News

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика