Фотка раздора: на Валерию и Пригожина набросились патриоты, а на Ходорковского — либералы

Фотография компании, которая сфоткалась в лондонском ресторане: Венедиктов, Ходорковский, Пригожин и певица Валерия и двое подростков, очевидно, что сыновей кого-то из компании, вызвала смешной раздор в российском обществе. Фотографию зачем-то вывесил в своем Инстограмме Венедиктов, и пошло! Первой откликнулась скандалистка Божена Рынска. Обращаясь к Ходорковскому, она написала в ФБ: «Не надо размывать линию фронта!» Дело в том, что Валерия «нерукопожатная» в либеральном лагере: она была доверенным лицом Путина во время президентской предвыборной компании. Мало того: Валерия подписывала письмо о запрете «гей-пропаганды», одобряла наказание для Pussy Riot, а в настоящий момент внесена в черные списки иностранных граждан в Латвии и на Украине (в последнем случае — за поддержку ДНР и ЛНР). Позицию певицы традиционно разделяет и ее супруг.

А Ходорковский — знамя революции!

Ходорковский лениво оправдывался: «ну, подумаешь, сфотографировались, ну, и что?» И вообще, он осудил институт нерукопожатности. Он не поленился ответить Божене Рынска на ее аккаунт в ФБ:

Дорогая Божена, благодарен Вам за внимание и совет. Понимаю причины Вашего дискомфорта — есть мы и они, они мочат нас, мы их. Любой мостик — потенциальное предательство. Недовольны и на другой стороне баррикады, но причина чуть другая — им удобна гражданская война, как альтернатива несменяемой власти. Не мирная революция, а война с болью и кровью. Это повышает барьер входа в революцию, делает его запредельным. Для решения задачи им важно, чтобы общество было фрагментировано, чтобы люди видели друг в друге врагов, чтобы накапливался потенциал недоверия. Мостик над пропастью — путь для компромисса помимо Кремля. Но у них проблема. Мы не только «политические животные», мы люди, сограждане с тысячами связей и интересов помимо политики. Вот я, например, будучи человеком из простой семьи, технарем, наконец зеком, который 10 лет не мог выбирать, на какой концерт сходить, просто люблю Валерию. Я ее слушал почти каждый день, годы. Она мне напоминала о доме и я ей могу простить все, если ей нужно мое прощение. Когда ко мне на прием придет пенсионер Данилкин, я не буду вспоминать ему приговор, а просто помогу разобраться с его проблемой, если это будет моим делом, поскольку для меня важнее, что он мой соотечественник, чем то, что мы были по разные стороны баррикад. Такое уже было в моей судьбе. Мы фактически стояли с оружием друг против друга, а потом мне довелось помочь человеку выжить в тяжелые годы. Люди должны ощутить, что между нами, согражданами, родство. Родство помимо и вне Кремля, тогда у вождей не будет шанса. Тогда революция не обернется гражданской войной, поскольку никто не будет терять все. Но кому-то надо сделать первый шаг. Считаю, что это роль культурной элиты — построение мостиков внутри расколотого общества. А то, что мы все ошибались и еще будем ошибаться, будем в чем-то не сходиться — так это нормально. Зрелость общества меряется способностью к компромиссу. Мы, судя по этому критерию, дурные подростки. Пора вырастать!

 

Источник: «Stringer»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *