Суд по делу «Кольской»: претензии к следствию

«В Мурманске продолжаются судебные разбирательства по делу о крушении буровой платформы «Кольская», в результате которого погибли 49 человек. Первое заседание прошло 14 июля. Родные погибших надеются выяснить, что произошло в Охотском море почти четыре года назад.

На заседании было озвучено заключение судебно-медицинской экспертизы. Как пишет агентство «СеверПост», оно строится на опытах, которые проводили нацисты. В документе указано, что опыты на узниках концлагерей показали, сколько выдерживает человек в холодной воде. Их этих данных эксперт сделал выводы о том, что моряки, «более упитанные, чем узники концлагеря, могут продержаться в воде два часа». Заключение процитировала вдова старшего механика СПБУ «Кольской» Ильи Карташева Елена Богуш.

– Я хочу, чтобы была установлена вина каждого. Можно ли было использовать при буксировке ледокол? Правда ли то, что вся спасательная операция заключалась в том, что с бортов «Нефтегаза» скинули сетки и карабкайтесь как можете, на борт выше восьми метров. Из показаний выживших известно, что мой муж и ещё двое доплыли до борта, но не смогли подняться. И я хочу знать, как погиб мой муж, – говорит Елена Богуш.


Фото: «СеверПост»

Кроме того, стало известно, что на вчерашнем заседании Первомайский районный суд в очередной раз отказался вернуть на доследование уголовное дело о гибели СПБУ «Кольская». Накануне с ходатайством выступила пострадавшая Наталья Дмитриева, дочь ответственного за буксировку Михаила Терсина.

Напомним, выяснилось, что, согласно ответу от дальневосточного следственного управления на транспорте, в качестве обвиняемых фигурируют руководитель буксировки Михаил Терсин и капитан Сергей Данилов.

Наталья Дмитриева заявила о том, что приложенное к делу заявление о прекращении уголовного преследования в отношении Терсина в связи со смертью не было ею подписано. Более того, под протоколом стояла поддельная подпись вдовы погибшего, Ольги Терсиной, с неверными инициалами. Как пояснила Дмитриева, потерпевшие обратились к суду с просьбой счесть данные документы не действительными и исключить из материалов уголовного дела.

Это не первый случай, когда на этом процессе всплывают странные документы, отмечает «СеверПост». Так, в ходе опроса выжившего помощника бурильщика Виталия Логанова, которого допрашивали дважды, был зачитан протокол его допроса с Сахалина. Второй протокол, уже из Мурманска, был абсолютно идентичен с первым, даже орфографические ошибки одинаковы. Тогда сам Логанов, увидев свои же собственные показания, заявил, что на втором допросе подпись похожа на его, но он сомневается в этом. Но тогда суд счел это несущественным.

В этот раз судья также вынесла решение отказать в возвращении дела на доследование на том основании, что ходатайство на данной стадии она считает преждевременным, без исследования доказательств.

По информации ИА REGNUM, на заседании перед мурманским судом предстали двое руководителей АМНГР (ОАО «Арктикморнефтегазразведка» — компания-судовладелец СПБУ «Кольская») — бывший исполняющий обязанности заместителя гендиректора по безопасности мореплавания Борис Лихван и исполняющий обязанности главного инженера Леонид Бордзиловский. При этом, родственники погибших настаивают на том, что в материалах уголовного дела достаточно фактов для предъявления обвинения и.о. гендиректору АМНГР Мелехову и его заместителю Васецкому, а также организаторам спасательной операции.

Напомним, буровая платформа «Кольская» затонула 18 декабря 2011 года во время буксировки в Охотском море. Трагедия унесла жизни нескольких десятков человек — из 67 удалось спасти только 14.

Официальный представитель СКР Владимир Маркин сообщил, что, по версии следствия, Леонид Бордзиловский разрешил перевозку «Кольской» с размещением на ней в целях экономии 67 человек, 28 из которых не участвовали в работах на море и были пассажирами, ранее писал «Коммерсант». В дальнейшем, когда капитан Михаил Терсин, ответственный за буксировку СПБУ суднами «Магадан» и «Нефтегаз-55», пытаясь «обогнать» надвигающийся циклон, самовольно принял решение об увеличении скорости движения до 4,8 узла, а затем проинформировал об этом своих руководителей Бордзиловского и Лихвана по электронной почте, те вмешиваться в процесс снова не стали. В результате превышения максимально допустимой скорости буксировки опоры платформы деформировали наружную обшивку корпуса СПБУ, в котором образовались трещины.

Капитан, по данным следствия, связался с господами Бордзиловским и Лихваном по спутниковой связи, проинформировав их о необходимости опустить опорные колонны на СПБУ и перейти в режим дрейфа, однако из «Арктикморнефтегазразведки» никаких решений на этот счет снова не последовало. Более того, когда ситуация на «Кольской», попавшей в сильный шторм, стала критической, Леонид Бордзиловский запретил ее экипажу подавать сигнал SOS до его особого распоряжения.

В итоге время на проведение спасательной операции было упущено. В 9:45 18 декабря 2011 года капитан «Кольской» подал сигнал SOS, который, к сожалению, был сильно запоздавшим. В тот же день в 12:46 СПБУ, опрокинувшись, затонула в Охотском море на глубине более 1 тыс. м.

В свою очередь, топ-менеджеры «Арктикморнефтегазразведки» вину не признают, утверждая, что причиной трагедии стал сильный шторм, в который попал караван, и неправильные действия капитана Михаила Терсина в сложных условиях. Господин Терсин пропал без вести во время кораблекрушения и по суду был признан погибшим.»

 

Источник: FLB

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *